Если жулики из В Форекс Вас кинули, то сообщите об этом нам

Как рождаются первые акционеры и миллионеры

Джон Д  Рокфеллер с сыном - Джоном Д  Рокфеллером-младшим в 1915 году
Джон Д Рокфеллер с сыном - Джоном Д Рокфеллером-младшим в 1915 году

Сегодня Бенджамин Грэхэм известен прежде всего как наставник Уоррена Баффета и автор нескольких классических книг об инвестировании. Ближе к концу своей жизни в 1973 году, в предисловии к новому изданию "Разумного инвестора" Грэхем писал: “С 1934 мы призываем в наших работах к умному и энергичному отношению акционеров к их менеджменту”.

Еще до 1934, когда вышла в свет его первая книга (в соавторстве с Дэвидом Доддом), Грэхэм делился своей мудростью в отношении прав акционеров через публикации в финансовой прессе той эпохи. В 1932 вышла серия статей Грэхэма для Forbes, в числе которых такие как: "Доят ли корпорации своих владельцев?" и "Должны ли богатые корпорации возвращать деньги акционерам?", именно в этих статьях Грэхем заострил внимание на отношениях между менеджментом корпораций и акционерами.

Как и большая часть инвестиционной мудрости Грэхэма, его мысли в отношении прав и роли акционеров остаются актуальными в наше время. Они особенно уместны, учитывая недавние громкие споры между акционерами и менеджментом компаний, например, спор руководителя фонда Greenlight Capital Дэвида Эйнхорна с компанией Apple Inc (AAPL) в отношении распределения денежных средств, или посмотрите на усилия Карла Икана, который стремится получить более благоприятные условия по выкупу корпорации Dell (DELL).

Apple и Dell являются одними из самых известных брендов в начале 21 века. 87 лет назад Standard Oil Co. Джона Д. Рокфеллера имела подобный статус. Рокфеллер остается самым богатым американцем в истории (в скорректированных с учетом инфляции цифрах), он также был одним из самых важных бизнесменов своего времени, широко известным как своей благотворительностью, так и, по некоторым данным, склонностью к агрессивной тактике ведения бизнеса.

Что касается последнего, то, в соответствии с законом Шермана, правительство США ограничило монополистическую практику Рокфеллера путем разделения Standard Oil на 34 корпораций в 1911 году. Среди этих фирм была Северная трубопроводная компания (Northern Pipe Line Co.), одна из восьми компаний, ответственных за транспортировку нефти на нефтеперерабатывающие заводы Standard Oil. В 1926 году трубопроводные компании были обязаны подавать отчетность в государственную торговую комиссию (ICC).

Наша история началась с того, что молодой Бен Грэхем изучил неполные финансовые отчеты Северной Трубопроводной, а затем сел на поезд и поехал в Вашингтон, чтобы изучить документы компании, поданные в комиссию. Это была важнейшая поездка.

Грэхем обнаружил, что Северная трубопроводная имеет железнодорожные облигации и другие ликвидные активы на сумму $ 95 на акцию, что не было известно акционерам. Между тем, ее акции торговались на уровне всего $ 65 за акцию. “Я стоял и ощущал себя гордым Кортесом-Бальбоа (Вáско Ну́ньес де Бальбóа (исп. Vasco Núñez de Balboa, 1475, Херес-де-лос-Кабальерос — 12 января 1519, Дарьен, Панама) — испанский конкистадор с титулом аделантадо, который основал первый европейский город в Америке и первым из европейцев (во главе отряда из 190 испанцев и 600 индейцев-носильщиков) вышел на берег Тихого океана), открывшим Тихий океан", Грэхем вспоминал десятилетия спустя. "После всех этих лет, я до сих пор удивляюсь, что никто в брокерском бизнесе не подумал посмотреть на данные ICC".

Таким образом, Грэхем единолично обнаружил сокрытые богатства внутри бывшего филиала Standard Oil Co., на протяжении оставшейся части 1926 года, его партнерство приобрело крупный пакет акций Northern Pipe Line Co., получив около 5 % компании.

Тем не менее, Грэхем вскоре обнаружил, что простых убеждений не достаточно, чтобы заставить менеджмент Northern Pipe Line Co. снизить размер своих избыточных активов. На самом деле, менеджмент делал все, чтобы помешать запросу Грэхема о распределении $ 90 из $ 95 на акцию излишков ликвидных активов компании, несмотря на то, что, как утверждал Грэхем, компания генерирует ежегодный доход в размере $ 300 000, имея железнодорожных облигаций на 3,6 миллиона долларов, которые не связаны с обычной хозяйственной деятельностью фирмы. Таким образом, заявлял Грэхем, распределение большинства из этих активов их законным владельцам - акционерам Northern Pipe Line Co. настоятельно необходимо. Тем не менее, руководство компании не сдвинулось с места, оставляя запросы Грэхема без ответа.

В 1927 Северная Трубопроводная проводила ежегодное собрание акционеров, и Грэхем обратился непосредственно к акционерам. Менеджмент смог сорвать этот маневр, сославшись на формальности, что Грэхем не привел никого, кто поддержал бы его (формально был нужен кто-то "второй"). Грэхем не испугался и к 1928 году на собрании акционеров Northern Pipe Line Co., его поддержали почти 40 % акционеров компании. Хотя руководство пыталось сопротивляться, оно был вынуждено принять предложение Грэхема и, вскоре после этого, распределить на каждую акцию 70 долларов из своих избыточных ликвидных активов. Партнерство Грэхема было вторым по величине из этих акционеров, крупнейшим же был не кто иной, как Фонд Рокфеллера, контролируемый Джоном Рокфеллером.

Грэхем скоро узнал, что, мало того, что Рокфеллер одобряет его действия (он встречался с самим Рокфеллером 3 раза), но его успех вдохновил старания магната по занятию активной акционерной позиции. Ссылаясь на пример Northern Pipe Line Co., Рокфеллер обратил внимание на другие бывшие филиалы Standard Oil с избытком ликвидных активов на балансе. Фонд Рокфеллера все еще имел большие позиции в этих компаниях и Рокфеллер стремился использовать эти активы для расширения своей некоммерческой деятельности. Неохотно, но эти организации сделали то, что просил столь важный акционер.

Этот волновой эффект распространился на несколько связанных с Рокфеллером предприятий и явился одной из причин триумфа Грэхема, получившего известность как "Дело Северной трубопроводной компании", это помогло укрепить его репутацию исключительного аналитика и высокоэффективного активиста. В 1932 году он писал: акционеры "забыли, что они также являются владельцами бизнеса, а не только владельцами котировок на фондовой бирже".

Это был мудрый совет в 1932 году, и остается таковым сегодня.

(Джо Карлен (Joe Carlen) является автором книги "Эйнштейн денег: Жизнь и бесконечная финансовая мудрость Бенджамина Грэхема”, а так же ведущим аналитиком Know Thy Market LLC)

По материалу How Benjamin Graham Revolutionized Shareholder Activism

Комментарий Рината Хасанова. Вообще в России есть подобная Northern Pipe Line Co. компания, она называется, как Вы догадываетесь, ОАО “Сургутнефтегаз”, у которой 1 триллион рублей лежит на счетах, и если их все направить на дивиденды, то доходность будет в районе 90%. Ну пусть не 90%, но 30% дивидендной доходности в течении пары лет было бы справедливо.

Но, к сожалению, нет у нас фигуры равной Бену Грэхему. И все же, по моему очевидно, что идея акционерного активизма на нашем рынке еще покажет себя, ведь есть не только Сургутнефтегаз. Вот эта лучшая акция России, там тоже имущество огромное, там амортизация (фактически прибыль не облагаемая налогом) позволяет 200% дивиденда заплатить. Будь у меня средства (как есть у множества россиян и иностранцев) я бы скупал эти акции не только в стиле Баффета (купи и держи всю жизнь), но в стиле Грэхема 1926 года, покупать акции с целью перераспределения активов в пользу акционеров.

Кстати в этом плане корпорации с активной государственной позицией (например Газпром или Роснефть) в целом понятнее и более предсказуемые, чем частные компании, так как государство все-таки способно навести порядок в менеджменте, за счет активного целеполагания и введения плана может обеспечить не только хорошие дивидендные выплаты, но и развитие компаний на пользу акционеров и всего общества.